Сахаджия - естественная любовь. Прабхупадизм - искусственная религия чинопочитания.
Сахаджия - это фентезийный, романтический стиль жизни и искусства.
Яшоматинандан Кришна Об авторе
Цитаты:
Яшоматинандан Кришна Стихи | Лекции | Песни
Счётчики

СЧЁТЧИК
Тем:147 Постов: 3967
Фото: 15
Публикаций: 743
Файлов: 28
Игр: 4
Поиск
Защита прав потребителей
На сайте изучаются с научным интересом, т.е. критично, книги Прабхупады.
The Bhaktivedanta Book Trust International, Inc © 1972-2014.
Все права защищены опасностью читать книги Прабхупады, анализировать их и критиковать:)
Карта посетителей сайта
Понедельник 17.03.2014 10:26
16 июля
 Чувствуется физическая усталость... Она всё и портит в качестве служения... Для обусловленного физиологией это мешает эмоциям к лотосным стопам божеств. На самом деле этот материальный мир не предназначен для того, чтобы полноценно служить с совершенными эмоциями. Тело и разум – как тяжёлая ноша для совершенных духовных чувств. Это возможно лишь отрывочно, при удивительных стечениях обстоятельств, милостью Кришны. В духовном мире мы сможем служить Кришне без перерыва, с полной любовью, самозабвенно т.к. там наиболее могут реализоваться качества нашей сварупы.

 После гуру-пуджи я буквально свалился отдохнуть, задёрнув шторы колесницы. До этого я пытался уснуть за сценой, но не смог, боясь за божества... Никого не было меня подменить... Так что я нашёл единственный выход в том, чтобы несколько часов поспать как обычно, в колеснице... Но в 12 часов меня разбудил гнев брахмана... Это был Эканатха, недовольный тем, что божества закрыты.

Эканатха действительно был прав... Я не должен был спать в этой ситуации фестиваля... Но я не мог стоять на ногах и боялся за божеств, никому не доверяя особо. Наших не было... Все разбежались, а я еле держался... Мне нужно было как-то восстановить сылы. 
 
Я пытался оправдываться, но он сказал: "За то, что ты спал в колеснице, ты можешь ехать в Минск! Ты не можешь быть больше пуджари!" Услышать это от него было наиболее безнадёжно т.к. до этого он меня защитил на иштагоштхи, где решалось еду ли я в Москву... 

Обычно я очень устойчив к недосыпанию... Не было такого, чтобы в режиме хронического недосыпания в храме, я мог, как говорится, клевать носом на джапе, хотя монотонное повторение многих из тех, кто вставал позже и ложился раньше, клонило в сон... Но тут меня конкретно подкосило, накопилась усталость и я ей поддался... Джапа не помогала... Я засыпал...

Не понимаю... Как не совершать ошибок? Как не сломаться? Как не упасть, толкаемым со всех сторон? Снова горечь разлуки влилась в моё сердце... Она пробудила экстренные силы. Я решил бодрствовать, сражаясь с разлукой до последнего вздоха... Пусть меня унесут, когда я просто потеряю сознание... Пока буду в сознании, буду служить и бороться с разлукой... Она неимоверно усилилась Эканатхой... 

В отчаянии я просто обиделся тогда на весь свет... Сколько можно покушаться на отношения с богом чувствительного бхакты? Но теперь я понимаю, что это всё устроили божества, которым нужно было моё отчаяние, чтобы наслаждаться тем как они дороги, на что ради них готовы идти... Пусть виноватыми в моих проблемах будут не люди т.к. я становлюсь жестоким и всё равно не помогаю решить себе этим никаких проблем... Пусть виноваты будут божества в наших с ними лилах... Они перемещают меня в те миры, где продолжается моё служение в лучшем качестве... Что я могу противопоставить их затеям? Эту боль разлуки с божествами, которые передают меня другим? Я – как Гопа Кумар, который перемещаясь по планетам, очень скучал по предыдущим божествам, где он служил... Его сварупа двигала его дальше... Я верю, что кажущиеся потери промежуточных звеньев такого пути – не являются потерей конечного пристанища. Это – путь. И всё же... Я очень полюбил Нитая и Гаурасундару... Мне словно ещё недодали любви и опыта их лотосные стопы... Я держался за них изо всех своих сил и думал, что проблема предстоящей разлуки с ними может быть решена только один на один с ними. Никто не решает. Только мы... И я не хотел этого... Оставалось лишь разобраться в желаниях божеств...  

 Я ушёл в Гаура-Нитай-мандир неподалёку от пандала и приблизился к тамошним большим Гаура Нитай, которым зимой я так мечтал служить лично, но был в помощниках, мыл параферналии...  Возможно, они всё устроили, чтобы я к ним пришёл... Никого не было в большой алтарной. Это были идеальные условия для молитв... Я взмолился, прося о помощи, о каком-то прибежище, где мне не пришлось бы терять стопы божеств дорогих сердцу... Стал петь парама-каруна, Шри Кришна-Чайтанья прабху доя коро море, медитируя на самые милостивые воплощения бога... 

Молился очень искренне, чтобы Кришна позволил мне продолжать падаятру. Другого оправдателя у меня никогда не было и пусть не будет. Некому жаловаться, не перед кем оправдываться больше... Только одно мудрое существо, видящее душу, Кришна... Моё дело – только любить его, не взирая на то, с чем мне не справиться... Пусть он сам справляется с теми грехами и беспокойствами, которые наваливаются... Ведь он обещал: «Оставь все религии и просто вручи себя мне одному. Я защищу тебя от всех греховных реакций. Не бойся ничего...» Я не могу не бояться, но вручаю себя ему... Сам себя не спасу, не удержу... 

Я в тот момент не особо понимал, что на место пуджари масса претендентов и идёт закулисная конкурентная борьба... Кто-то что-то наговаривает против меня... Я этого не слышал т.к. всегда был несколько вдали от общины, на алтаре, полностью занятый... Мне некогда было сближаться с людьми и вникать в их разговоры между собой... Вот и в этот раз, община падаятры собрала ишта-гоштхи, но я не пошёл т.к. мне нужно было смотреть за божествами... Меня часто обвиняли, что я необщителен и не служу бхактам, могу им возразить, служа божествам... Мало кто понимал, что к тому меня обязывали сами божества, не по своей прихоти я имел такие недостатки... Меня ревновали к божествам и это стало мне ясно только спустя много лет, когда подобные тенденции расставили акценты и мне пришлось порвать с исккон...    

На проходившей в обед падаятровской ишта-гоштхи, как ни странно, я опять пока получил амнистию, опять не сказав ни слова там в своё оправдание. Это – хороший метод, независеть от мнения общества, не навязывать ему своего и просто продолжать своё служение Кришне, не так, так этак... Так или иначе, без божеств я бы не остался. Для этого случая я и взял с собой свои личные божества. Но, пока всё обходилось как-то... Такова милость божеств, дозволяющих и защищающих меня. Не было у меня других защитников... Казалось временами, что Эканатха что-то решал, или его гуру, но в реальности всё было условным. Эканатха сам расстроился и готов был избавиться от меня... Кто же меня удерживал? Кто своей Йогомайей морочил мне голову и всем остальным? Это – сами божества... Другого нет у меня ответа... Так чего мне бояться? Только потери отношений с Кришной...

Не достучишься в чужое сердце. Только Кришна может повлиять на него, когда другие тебя не понимают. Наши усилия объясниться с миром тщетны...  Не удержаться и не удержать своими силами ничего... Просто молите Кришну очень искренне о служении, которое способно его привлечь, а вам обрести любовь. Оно вернёт вас в духовный мир, где бы вы не находились. Отдавайте ему чувства, взамен борьбы с неподвластным внешним миром, и тогда кто-то начинает слышать наш голос, случайно уважать наши желания служить или дополнять служение Кришне... Когда у нас ничего не осталось, кроме Кришны, никаких других господ, тогда он и слышит нас. Мы все так поступаем с обращающимися к нам, помогаем только тем, кто в отчаянии обращается лишь к нам... Разве Кришна не ищет полагающихся только на него, и без него, кого просто нет нигде? Разве это не расположит личность бога, быть только для него?

 Вечером ко мне подошёл один бхакта. Его звали Саша или как он себя называл, Шаша (луна). Это он нарисовал картинки к книге "Гауранга". Он был очень милостив и подарил мне эту книжку с росписями гуру. Саша посмотрел на меня и неожиданно очень искренне сказал: "О, Радхика! Радхика! Радха! Пожалуйста будь милостива к этому бхакте! Он и так наслаждается Кришна-анандой, но пусть это ещё больше возрастает... О, Радхика!" Так за меня стали заступаться и просить покровительства Радхарани, хотя я ничего особенного ни для кого не делал... Это – единственное средство урегулировать любой конфликт – не зависеть ни от кого, кроме Кришны... Даже если есть недовольные этой силой, нужно просто продолжать служить Кришне, делать со своей стороны всё возможное. Кришна сам решит отнять у грехов силу или позволить им ввести сердце бхакты в отчаяние... Одному ему известно для чего всё это...

                           
17 июля
 Снова чувствую этот нежный вкус милости Нитай Гаурасундары. Их лотосные стопы, их трансцендентные тела полностью поглотили меня служением. Их тела духовны и привязанность к ним, какой бы мирской ни казалась, одухотворяет чувства милостью, т.е. порождает приливы духовных эмоций любви. Вся слава Нитай Гаурасундаре! Они возвращают меня к жизни, рассеивая все тучи вокруг.

 Сегодня я отвлёкся беседой о философии с Аджата-шатру из Минска, который часто там мне проповедовал. Он покинул исккон на момент этой встречи, перешёл в гаудиа-матх, но не смотря на политические интриги между организациями, я к нему относился как прежде и попытался выслушать... Что-то во мне не позволяло долго слушать различные разговоры о гуру и дрязгах между ними в разных организациях... Меня интересовали только божества. Я как можно меньше хотел влезать в эту сферу т.к. потенциально чувствовал себя не предназначенным для этого. Я чувствовал, что разговор не о божествах бесполезен для меня. Шелуха, без риса была в словах проповедника. Около часа я его слушал, а затем попросился отбыть к божествам, прервав сплошной поток всего того, что я даже не вспомню... Только теперь я понимаю бесполезность формального, смиренного выслушивания кого-либо... Я просто не помню этого... Поэтому лучше возьму вечную милость в служении Кришне. Она вечна для меня... Говорите мне о ней... Зачем мне слушать об обществах, в которых я едва ли свой и едва ли стану своим? Воодушевляйте меня быть для Кришны... 

Только отношения с Кришной, простые и нежные, в служении, способны вести меня к совершенству. И не нужно много болтать о смысле жизни, переселениях душ, карме и йоге. Нужно с ним одним соприкоснуться, и всё станет ясно любому. Эта личность способна любить и умеет быть любимой до глубины души... Что ещё нужно для осознания себя?

 Сегодня мы предложили пир для божеств, перед дорогой. Я всячески изловчался, чтобы  договориться об этом на кухне божеств в мандире т.к. наши повара ничего для них не приготовили. В конце концов, наши божества оказались в пуджарских, с большим удовольствием принимая эти подношения поваров сухаревского храма.

 
Тем временем я прощался с гостеприимными Гаура Нитай этого мандира, обходя их по много раз на алтаре. Я благодарил их за принятые молитвы и кланялся, прославляя их лотосные стопы и неописуемые лики. Долго стоял и просто смотрел, зная, что отношения с божествами должны основываться на этой способности вглядываться, наслаждаясь милостью. Взгляд на лицо божества приравнивается к очищению от всех грехов, так же, как повторение святого имени... Желающие всегда быть освящёнными, могут просто взирать на могущественный духовно облик божества и не беспокоиться ни о чём... Имя, взор, прикосновение к божеству, поклон, его тень, запах, прасад – всё это невероятно сильные способы испытать любовь, а значит освободиться от всех грехов. Грехи и проклятия слетают с дерева тела, как вороньё, когда оно содрогается в экстазе милости божеств... Это подобно разряду молнии в воздухе, от чего воздух становится приятнее, свежее... Высокие эмоции меняют тёмные, тяжёлые чувства разрядами экстатических переживаний. И это легко позволяют сделать божества... Таков наш метод очищения...  Без них это очень сложно, но с ними ты не можешь не быть сахаджией, которому легко... Ты обязан быть сахаджией, или станешь ханжой, не принимающим их милость и полагающимся на шаткие условные отношения с обществом... 

Отношения с божествами Сухарево я завязал ещё зимой, когда приехал учиться у их пуджари. Тогда я привёз им украшения для лица и без спросу, на виду у главного пуджари, налепил их божествам. Я сразу не понравился ему за это... Это показательно для всего движения в целом. Мало кто признателен за то, что ты близок к Кришне, как ни парадоксально... Он назначил меня подпуджари, запретив появляться на алтаре, ожидая, что я уеду, не выдержав требований чистоты... Приходилось допоздна вычищать параферналии, складывать их на следующий день и мыть посуду божеств, насухо протирая всё, чтобы не было разводов. Это было довольно кропотливое занятие... 

Но, я тогда прошёл испытание т.к. у меня были свои божества с собой, которые несколько амортизировали недостаток личного общения с божествами храма... Я смиренно ждал влияния божеств на ситуацию, служа им в моих неизбежно-запретных эмоциях. Таким образом, вместе с другим пуджари, я удостоился несколько раз тайно массировать лотосные стопы божеств, что было традицией для них. 

Божества меня призывали, не взирая на все запреты старших... Я любил их за это вороватое настроение, игнорирующее старших, что бы те от него не прятали... Мне нравится озорной Кришна, нарушающий правила и ворующий масло... Не знаю, что бы я делал, если бы Кришна не был таким негодяем... И я с любовью говорю: «Мой любимый негодяй, Кришна... Как же я тебе благодарен...» Нельзя остановить служение Кришне. Старшие лишь теряют своё лицо, пытаясь это делать из явной недальновидности... 

Так, через несколько месяцев, этот главный пуджари простил меня за моё непрошенное служение божествам, но мне пришлось уехать в Минск т.к. меня призывали божества падаятры... И вот, сейчас, на фестивале падаятры, когда этот старший пуджари Сухарево подошёл и узнал меня в колеснице европейской падаятры, я понял, что он окончательно осознал независящее от него благословение таких вот неучей, как я, служить Кришне. Кришна показал ему это... Он был поражён, что такой негодный, непослушный ему бхакта, вдруг был так облагодетельствован доверием божеств.  

После падаятры он будет ещё несколько раз передавать просьбы мне в Минск, чтобы я купил такие вот украшения на липучках, которые были до этого в его глазах неправильными... Они очень понравились всем жителям храма тогда, всем, кроме этого пуджари... Те стали просить пуджари украсить божеств как в тот день, но как на зло, нигде таких липучек не было и он обращался ко мне в Минск... Меня судьба учила считать старших несколько странными, чьё поведение только высмеивало их подходы к служению... Я учился не полагаться на них и искать убежище у божеств... Это даровало мне всё, что мне недоставало в милости преданных...

Саша пригласил меня к себе, чтобы я увидел его Шалаграма-шилы. Более того, он положил мне их в ладонь и стал омывать водой из Ямуны. Это были Шримати Радхарани и Кришна. Я ясно видел их очертания, выгравированные природой в камнях. Оставшуюся в моей ладони воду я с удовольствием выпил, но мой благожелатель не унимался. Подарил дхоти и дал несколько листочков с молитвами Радхе и Туласи... 

Я хорошо помню только заботу в духе сознания Кришны. Она обращена прямо к душе, как к частичке Кришны, поэтому она несёт вечное благословение.  Почему этот Саша так оказался щедр ко мне? Только искренняя связь с Кришной делает заботу друг о друге трепетной, удовлетворяющей. Бхакта всегда надеется засвидетельствовать дружбу с теми, кто так же привязан к Кришне. Увидев таких, он старается оказать почтение и выразить благодарность за то, что он не один такой, видящий духовный мир... Так, даже не служа другим, просто всецело привязанный к божествам, я оказывал некоторым служение, вызывающее их признательность. Так что зря глупцы толкуют, что служащий напрямую Кришне, поливающий корень древа всего живого, не служит никому, а только себе, как эгоист... Эти люди просто завидуют Кришне, одевшись в вайшнавскую одежду...
 Когда мы выезжали из мандира, мне пришлось ехать в разлуке с большими божествами, которые позволяли мне заботиться о них и считали меня своим. Я ехал в белой машине, а Нитай Гаурасундара в жёлтой. Расстояния даже в полметра мне достаточно, чтобы сходить с ума от разлуки, коль ты знаешь силу прикосновения божеств. Нитай Гаурасундара меняют всё, стоит прикоснуться к их лотосным стопам. Они размягчают моё сердце, грубеющее от разлуки. И что же я без них? Меня одолевает беспокойства и депрессия неглубоких отношений с окружающими... Мне нужны большие божества для самореализации в сварупе...
    
На верхней полке фургона, незаметно прикрывая чадаром своих маленьких божеств, лежащих на крышке от украшений, я погрузился в сон. Единственные с кем я мог не расставаться, были мои маленькие божества... Я мог с ними быть где угодно и это спасало мою чувствительную душу... Оставить их я не мог где-нибудь в колеснице. Просто за них боялся, как бы я не доверял водителям колесницы... Поэтому, мне пришлось спать вместе с ними на этой полке в машине... С собой был так же дипломат с маленькими Нитай Гаурасундарой. В конце концов, божества вечно в сердце, а мы спим, забыв о них, став пленниками мирской дипломатии... Я перестаю быть дипломатом в миру, т.к не могу жить, не видя их. Даже если это эгоистично как-то, я думаю, что этот эгоизм и нарушение правил, открытие сокровенных отношений с Кришной, служат Кришне т.к. он – не безличное божество и наслаждается игрой индивидуальности.

Да станет наша привязанность к Нитай Гаурасундаре столь же естественна, как к себе! Разбуженный их прекрасными улыбками Яшоматинандан Кришна, не находит себе места в этом мире.

| Теги: храм, Божества, По следам Нитай Гаурасундары, ПСНГ, падаятра, роман, Сухарево, сахаджия
Рекомендуется:

Copyright Яшоматинандан Кришна (YK) © 1991-2017
Любовь не требует правил. Правила не рождают любви